Сегодня среда, 28 июня 2017

Марк Тишман: Во все надо вгрызаться самому и ни на кого больше не рассчитывать

О ком новость:
Дата размещения: 9 June, 2009, 22:50

Марк Тишман9 июня на сайте Первого канала состоялась онлайн конференция с победителем проекта “Две звезды” и участником «Фабрики звезд 7» Марком Тишманом.

В каком проекте победа была труднее – “Две звезды” или “ звезд”?
Марк : Это несопоставимые вещи. Во-первых, на “Фабрике” для меня все начиналось. Я только попал в этот мир, где много камер, где за тобой следит большое количество людей. А на “Двух звездах” было попроще в психологическом плане, но было сложнее в плане креатива. Все, что там было придумано и воплощено нами на сцене, придумали мы сами с Нонной. На “Фабрике” большое количество людей работало на нас и помогало нам.

Какие новые качества Вы в себе открыли, участвуя в проекте “Две звезды”?
Марк Тишман: Я понял, что оказывается, я могу запомнить пару несложных движений подряд в схеме. Мне до этого мне казалось, что исключительно хаотичные движения на дискотеке – это мой предел в жанре хореографии.

Что помогло вам с Нонной дойти до финала, и были ли у вас какие-то приметы, которые вы соблюдали перед каждым концертом?
Марк Тишман: У меня есть мои всегдашние приметы, которым научили меня, когда я еще учился в ГИТИСе, и Нина Чусова, которая занималась с нами актерским мастерством на “Фабрике звезд” – это просто аккумулировать энергию, потирать ладошки, разминать тело, чтобы оно было свободным и не зажатым. Что касается наших общих с Нонной примет, я думаю, какие-то все же возникли. Мы, как правило, выходили из разных кулис и обязательно встречались взглядом, настраивали друг друга, посылали энергию, уверенность друг другу. А главными нашими приметами было трепетное отношение друг к другу. В такой малюсенькой гримерке существовать вместе на протяжении долгого количества времени, это надо очень тонко понимать друг друга, чувствовать, когда один должен выйти, когда кто-то должен предложить какую-то помощь, предложить поесть. Поэтому приметы – это терпимое и трепетное отношение друг к другу. Я думаю, это один из залогов успеха нашей пары.

Вы не планируете в будущем записать с Нонной совместную песню?
Марк Тишман: Я уже ответил, что такие мысли у меня есть.

Какие номера Вы считаете наиболее удачными на проекте «Две звезды»? А может быть, есть и такие,которые замыкают этот список?
Марк Тишман: Те номера, которые люблю я – это “Небо Лондона” Земфиры, “Эти глаза напротив”, “Натали”, и наверно “Я встретил девушку, полумесяцем бровь”.  Номера, которые нравятся меньше остальных… Есть три таких номера. Не очень получился номер “Метель”. Я к нему субъективно отношусь, потому что это моя любимейшая песня, потрясающе спетая Пугачевой, написанная Константином Меладзе. Мне кажется, чего-то нам там не хватило, уверенности не хватило. Так получилось, что “Опять метель” мы пели после того, как “Небо Лондона” и “Жестокое танго” – на наш с Нонной взгляд, удачные номера – жюри оценило без энтузиазма. Мы сделали все, что могли в этих номерах, придумали все оригинально. Нам так казалось. Шли на “Метель” уже, как на эшафот. Артист не имеет права выходить на сцену таким. Он имеет право выходить на сцену более приподнятым, чем в жизни. Потому что ты будешь находиться на возвышении по сравнению с остальными людьми. Значит, внимание будет приковано к тебе. Ты не имеешь права быть неуверенным. А мы шли на этот номер именно такими. Этот номер мне хотелось бы повторить, потому что я знаю, что мы могли бы сделать его гораздо лучше. Я помню репетиции.

Самый главный урок, который ты вынес из участия в съемках “Две звезды”?
Марк Тишман: Главный урок – делай максимум того, что от тебя зависит. Если хочешь, чтобы что-то было сделано хорошо, сделай это сам. И никто за тебя не сделает то, что можешь сделать для себя только ты. Во все надо вгрызаться самому и ни на кого больше не рассчитывать.

Почему-то показалось, что вы были не очень рады своей победе. Как-то не было заметно особой радости во время объявления результатов голосования.
Марк Тишман: Честно, я еще финал не смотрел. Надеюсь, мне дадут запись. Хочу посмотреть. Но скажу честно, после того, как во время исполнения песни “Последний бой” (это был выпуск, посвященный 9 мая), все пары получили 40 баллов, и только пара Тишман и Гришаева получила 39, нам с Нонной было достаточно сложно. Мы посчитали это в какой-то степени несправедливым решением. Нонне просто физически за кулисами стало плохо. Я дал себе слово абсолютно расслабиться по поводу всего, что говорит и ставит нам жюри. Хотя там были люди, которых я очень уважаю. Настроил себя на то, чтобы абсолютно забить на оценки и делать все в свое удовольствие. Именно так я и поступал в последующие две передачи, когда был номер “Натали” и “Оранжевый галстук”. Но когда настало время финала… Проект потрясающий, дает возможность попробовать разные песни, образы, мне дал возможность поучиться у очень талантливых людей, которые уже состоялись в профессии, даже по гамбургскому счету. Тут самым неприятным были оценки. Да еще ладно мне, зеленому человечку, Нонне, которая тоже достаточно молода. Но там сидели мэтры, которым тоже было неприятно. У меня была неловкость, когда им выставляли оценки. В финале неловкость в отношении оценок, которую я от себя гнал в последнее время, видимо, вылезла наружу. Я такой человек, который понимает, что в музыке не может быть конкурсов. Любая оценка в музыкальном конкурсе субъективна. Все пары, которые пробились в финал, были достойны победы. Я так считал и продолжаю считать. То, что в тот момент так случилось, что первыми мы оказались с Нонной, это просто так случилось. Поэтому у меня было желание просто поделить свой микрофон на 5 частей и микрофон Нонны – на 5 частей, чтобы каждому досталась часть. Не потому что я такой добрый и хороший. Я совсем не такой добрый и не хороший, как думает Игорь Яковлевич Крутой. Я просто, правда, считаю, что любой конкурс в музыке – это не прыжки с шестом, когда Исинбаева берет высоту за высотой, и все понимают, что круче нее нет никого – это все субъективно.

Новости Фабрики звезд в Telegram. Подпишись!